?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Права человека — утопия горстки идеалистов, ставшая реальностью чуть меньше семидесяти лет назад. 10 декабря 1948 года Генеральная ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека.

Как это часто (вернее сказать, всегда) бывает с утопиями, едва приняв осязаемую форму, она обрекла себя на потерю смысла. Из своего рода манифеста человечества, отрезвлённого Второй Мировой, права человека превратились в инструмент силы. Начинаясь как благородные идеи, они превратились в набор догм, которыми успешно жонглируют касты «посвящённых» - юристы, дипломаты, политическая элита.

После двух мировых войн казалось, что человечество искренне хочет найти возможность мирного существования. Права человека были той идей, которая идеально выражала чаяния гуманистов эпохи Просвещения. В центре новой системы морали стоял человек. Человек, который рождён свободным и равным, наделён разумом и совестью, обладающий правами и свободами. Казалось, что такой человек проложит себе путь к светлому будущему и освободиться от гнёта несправедливости.


В какой-то мере эти мечты реализовались. Именно идею о равенстве людей вне зависимости от их цвета кожи, религии и национальности, проповедовали Мартин Лютер Кинг, Махатма Ганди, и Нельсон Мандела. Им и их последователям удалось в известном смысле перевернуть мир, в котором мы живём. Сейчас уже сложно представить себе законы, в которых прямо прописано, что человек с неправильным цветом кожи или не той национальности должен ехать в специальном вагоне поезда, учиться в специальной школе или может быть лишён права голосовать или быть избранным.

Окончательный триумф прав человека наступил в 80-е годы, когда вслед за Берлинской стеной один за другим попадали коммунистические режимы. К этому времени Европа устала ждать, пока весь мир в полной мере проникнется идеями прав человека, и создала свой региональный режим, основанный на Европейской конвенции о правах человека и подкреплённый эффективными институтами контроля за исполнением конвенции. Самый известный среди них - Европейский суд по правам человека. Но оказалось, что выстроить утопию на отдельно взятом континенте невозможно, особенно если главный партнёр не разделяет твои базовые ценности, да и ты сам уже забыл, о чём на самом деле написано в этих документах.

Идейно права человека представляют собой симбиоз религиозных и гуманистических идей, которые постулируют полную неприкосновенность базовых прав человеческого существа вне зависимости от того, кем он является. Идея о том, что право на жизнь и право на защиту от пыток гарантируется любому мерзавцу, прочно закрепилась в европейском правовом поле на фоне ужаса от масштабов трагедии в нацисткой Германии.

В США эта трагедия переживалась иначе, и здесь по-прежнему государство имеет право лишить жизни человека, если он совершил тяжкое преступление. Американская концепция civil rights, хоть и имеет много общего с human rights, всё-таки основывается на других идеологемах, среди которых нет абсолютной ценности человеческой жизни вне зависимости от действий этого человека.

Вместо ожидаемого конца истории, в котором права человека и демократия должны были стать основой всемирного счастья, 90-е оказались началом заката этих идей. Среди многих причин, повлекших за собой кризис концепции прав человека, я бы хотел выделить философскую проблему соотношения средств и целей. В 1999 году Вацлав Гавел написал следующие строки: «Я думаю, что во вторжении НАТО в Косово имеется элемент, в котором никто не может сомневаться: воздушные атаки, бомбы не вызваны материальной заинтересованностью. Их характер — исключительно гуманитарный: главную роль играют принципы, права человека,которые имеют приоритет даже над государственным суверенитетом. Это делает вторжение в Федерацию Югославия законным даже без мандата ООН.»
Оставим в стороне споры о материальной и политической заинтересованности США и предположим, что цели этой операции и правда были гуманитарными. Однако цели не равнозначны принципам. При планировании операции генералы НАТО приняли абсолютно рациональное решение проводить бомбардировки с высоты более 4000 метров, выше зоны поражения югославских систем ПВО. Это решение абсолютно соответствует логике войны, но полностью противоречит логике прав человека. Бомбардировки с такой высоты защищают жизни пилотов ценой высокой вероятности ошибок и ставят под угрозу жизни невинных людей не земле. В одной только атаке на колонну албанских беженцев, которую пилот принял за военную колонну, погибло порядка 70 человек. С этого момента уже сложно было говорить, что каждый человек обладает равным правом на жизнь, ведь в действительности право на жизнь пилота НАТО оказалось значительно более ценным, чем жизни невинных албанцев и сербов.

Окончательный удар по философии прав человека нанесли террористы. Дело в том, что современный терроризм вообще не вписывается в концепцию прав человека. Любая террористическая группировка ставит свои идеологические цели выше прав отдельно взятой личности. Но и страны, которые заявляют о приверженности принципам прав человека, встают перед непростым вопросом: нужно ли гарантировать защиту прав террористов?

Как я уже писал, в США концепция civil rights отличается от европейской human rights. Объявив войну с терроризмом, американское правительство вывело террористов из категории civilian, объявив их вражескими солдатами, у которых нет прав. Это объясняет, почему большинство американцев продолжают поддерживать существование базы в Гуантанамо после того, как был опубликован официальный доклад с описанием применявшихся там пыток. В этой логике у террористов просто нет прав. Их можно убивать без суда и следствия. Именно так и поступают американские беспилотники, которые наносят точечные удары в Афганистане, Пакистане, Йемене и Сомали. Согласно недавно обнародованным документам, зачастую при таких атаках террористами постфактум признают всех погибших в результате удара, в том числе тех, кто случайно оказался рядом с целью.

Когда Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в мае 2011 года заявил, что «Смерть Усамы бен Ладена — это переломный момент в нашей глобальной битве против терроризма…», что он «рад слышать, что человек, руководивший международным терроризмом, понёс справедливое наказание» (justice has been done to such a mastermind of international terrorism), он принял американское представление о справедливости, отказавшись от постулатов прав человека. Робкие попытки Amnesty International поднять вопрос, почему безоружного Усаму бен Ладена не арестовали и не доставили в суд, утонули во всеобщем ликовании по поводу уничтожения этого «исчадья ада».

Когда в ноябре 2015 года террористы ДАИШ атаковали Париж, их жертвой стали не только 130 невинных человек. На символическом уровне эта атака стала очередным ударом по концепции прав человека. Судя по реакции французского президента, эта атака оказалась успешной. Говоря «Франция будет беспощадной к варварам из ДАЕШ» и отдав приказ бомбить Ракку, он признал логику войны с терроризмом. Враги — варвары, а варвары не имеют никаких прав. Сегодня, отмечая очередной Международный день прав человека, мало кто понимает, что человечество снова оказалось в ситуации, когда определённая категория людей по факту лишена статуса «человек». Те, кого называют террористами, перестают считаться людьми. Мы отказываем им в праве быть человеком. А это значит, что мы снова забыли, что такое человек.

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
zoosad
Dec. 10th, 2015 07:22 pm (UTC)
А может быть, изменение в другой точке этики?
Конкурентные сообщества борются разными способами. А тут некоторые из них поняли, что между нами одни правила игры (например, проигравшее конкуренцию сообщество разорится и будет работать уже на наших предприятиях, но зато права человека), а вот на третье сообщество мы наши правила не распространяем.
?
moral_psycho
Dec. 10th, 2015 07:48 pm (UTC)
ИМХО изменение и правда нужно. Но сейчас оно происходит не осознанно, скатываясь просто к праву сильного.

если я правильно понял, то ты предлагаешь исходить из логики прав, которая существовала, например, в Римской империи. Некоторые права гарантировались гражданам империи, а за пределами живут варвары, которые вольны жить по своим законам, пока мы их не завоюем. Так?
zoosad
Dec. 10th, 2015 08:10 pm (UTC)
Нет, я в другой плоскости имею в виду

Разного размера сообщества, начиная от 1 человека, конкурируют друг с другом. И в цивилизованной Европе условно приняты определённые правила конкуренции. Например, святы:
- соблюдение этих правил;
- право человека на жизнь;
- право человека самому выбирать
и ещё ряд моментов. они не мешают конкурировать жесточайшим образом, разоряя компании друг друга, забирая людей в новую форму крепостной зависимости (ты можешь уволиться, но не готов это сделать) и так далее.

и тут происходит столкновение с сообществом, которое само конкурирует по другим правилам. и тогда "цивилизованные" сообщества решают, что на тех тогда наши правила не распространяются, мы с ними будем по их правилам.
moral_psycho
Dec. 10th, 2015 08:27 pm (UTC)
про компании это ты хорошо зашёл. Я про это ещё не писал, но это один из вызовов ПЧ, которые формировались в те времена, когда главным злом считались правительства. Сейчас всё сильно поменялось. Среди 100 крупнейших экономик мира, половина - корпорации. И рынок диктует свои правила, в которых нет места правам человека.

Кстати, в США существует юридический феномен corporate personhood, согласно которому корпорации обладают некоторыми civil rights. Например, право на свободу слова, которое выражается в запрете на ограничения трат на политические ролики. Или свободой религии, которая позволяет христианским корпорациям отказывать оплачивать медстраховку, которая предлагает контрацепцию или аборты. В общем, это тот ещё вызов всей концепции.

Между прочим, традиционные общества, которые конкурируют по другим правилам, сруди прочего, как мне кажется, хотят как раз защиты от этих корпораций, которого концепция ПЧ не предлагает.

Разделение мира на "цивилизованный" и "традиционный" вполне может быть неизбежным. Но тогда, стоит отказаться от идеи "прав человека" и вернуться к идеи прав членов сообществ. Мне кажется, что возможен и промежуточный вариант, в котором мы сократим набор прав человека до минимума, с которым согласятся все люди, а дальше уже дадим возможность каждому сообществу создавать свои надстройки и правила.

Edited at 2015-12-10 08:29 pm (UTC)
zoosad
Dec. 10th, 2015 08:36 pm (UTC)
Война - это такая форма конкуренции. Она ставит результат превыше человека. Бизнес в этом плане от войны ничем не отличается. Но типа как - раз оно всё в современном мире и в рамках некоей этики "конца истории", то можно конкурировать любым самым жёстким способом, который не затрагивает _ранее сформированные_ права личности.

А ведь есть права, которых не существует, а они являются ответом на современную форму войны. Личность имеет право идти по улице и не слушать рекламу. Имеет право покупать товары, которые не скоро испортятся. Имеет право читать и смотреть без продакт-плейсмента. Имеет право не жить в мире моды. Да что там, имеет право провести 10 минут так, чтобы остаться в цивилизации, и, при этом, ему ничего не впаривали.

Право жить без впендюринга ни чуть не менее ценно, чем право на свободу!
moral_psycho
Dec. 10th, 2015 08:51 pm (UTC)
"Личность имеет право идти по улице и не слушать рекламу. Имеет право покупать товары, которые не скоро испортятся. Имеет право читать и смотреть без продакт-плейсмента. Имеет право не жить в мире моды. Да что там, имеет право провести 10 минут так, чтобы остаться в цивилизации, и, при этом, ему ничего не впаривали."

Товарищ Кургузов, мне нравится ход ваших мыслей!

Права человека в международном праве возникли, среди прочего, под влиянием Женевских соглашений, которые регламентировали некоторые нормы человечности при ведении войны. То, что таких норм нет для конкуренции, которая, как ты верно заметил, тоже война, это всё более очевидная проблема. Все твои тезисы очень резонируют. Я бы даже сказал так:
"Право жить без впендюринга неотделимо от права на свободу!"
zoosad
Dec. 14th, 2015 07:39 pm (UTC)
Думаю, что, всё же, "Указ о вольностях дворянства" сыграл бОльшую роль в появлении ковенций.

А конвенции появились от того, что с увеличением мощности средств поражения, все поняли, что после победы у обеих стран может остаться пепелище.

Проблема в том, что в современном мире декларируется, что конкуренция экономическими методами - это вроде как честно. И многие права, выросшие из сопротивления тирании вооружённого сословия, превратились в ультимативный принцип, мешающий услышать проблемы нового времени.
Например, хорошо зарабатывающий человек считает, что он молодец, и не ему решать проблемы банановых стран. А то, что он зарабатывает именно в связи с разницей в прибавочной стоимости его продукта, прибавочной стоимости продукта банановых стран и того, что они покупают его продукт - он не вдумывается.
Yana Lepetyukhina
Dec. 10th, 2015 09:24 pm (UTC)
Я вижу некоторое сходство между правами человека и состраданием. Состраданием именно в европейской культуре, как культурным чувством, которому можно обучить. Выходит, что само понятие права человека - атрибут европейской культуры и ее ценностей, следовательно, ему также можно обучить. Но когда сам носитель европейской культуры отказывает в существовании прав у людей другой культурной традиции, лишая их возможности жить и также выражать свои собственные идеи и пропагандировать свои ценности (пусть это будет непонятный и чуждый нам террор), то получается, что представитель европейской культуры не переступил через границы европоцентризма, не вышел за их пределы. Значит, он не обучен правам человека, не понимает их значения. Поэтому для меня стоит вопрос как преодолеть европоцентризм в самой идее о правах человека, как прийти к тем ребятам в пустыню и обучить их правам человека? Как,например, античные трагики пытались обучить состраданию греков по отношению к женщинам Трои, показать, что там не враги, а такие же как и они. Как можно обучить человека, мировоззрение которого определяется религиозными верованиями, столь сложной идее, до которой дошли единицы лишь в одной из культурных традиций?
orfis_sakarna
Feb. 9th, 2017 05:37 pm (UTC)
Концепция человеколюбия и сострадания даже к врагу существует и в некоторых восточных религиях. Даже в Исламе есть элементы ,смягчающие жестокость к иноверцам.

Из нехристианских и незападных религий сострадание -- отличительная черта буддизма, дхайнизма, многих индуистских направлений. В Китае пацифист, социалист, эгалитарист Мо-цзы учил что "Небо хочет,чтоб люди любили всех одинаково".

Мориори были некоторое время радикальными пацифистами - пока их не перебили милитаристичные маори.

История очень типичная для племен охотников-собирателей-скотоводов("авелей") при столкновении с воинственными земледельцами("каинами")
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%BE%D1%80%D0%B8
kliaksa_k
Dec. 25th, 2015 01:13 pm (UTC)
Чем больше думаю, тем больше мне кажется, что это вопрос не только про право на жизнь, но и про право на смерть. Признаем ли мы за человеком право лишать себя жизни, если таково его осознанное решение?
Становясь террористом, человек решает пожертвовать своей жизнью во имя каких-то идей. Мы, конечно, не признаем за ним право ради каких бы то ни было идей наносить вред другим людям, но что насчет него самого? Он говорит: я существую в концепции, где умру или я, или другие люди (или вместе). Убивая его, мы признаем его право жить в его парадигме и выбираем из его вариантов. Сохраняя ему жизнь – отказываемся признавать его право на самоопределение и отстаиваем свои идеи гуманизма.
Как ни странно, если так подумать, вопрос выходит о том, какие идеи важнее для нас: либеральные идеи про то, что каждый определяет для себя, или гуманистические про право каждого на жизнь вне заивисимости от.

Вообще все наши размышления о морали наслаиваются на то, что в нашем мире нет такого, чтобы все люди были поделены на представителей разных идейных парадигм, следовали им и жили ради них. Есть масса людей, которые могут только ужасаться и завидовать тем, у кого есть осмысленные парадигмы. После краткого размышления представляю это себе так: есть питательный бульон из вообще всех людей, на нем – несколько зон идейных борцов и чуть более широких зон – более-менее идейного влияния (иногда пересекающиеся). Но неохваченная конкретными идеями масса не нейтральна, там есть как минимум физиологические и эволюционные рефлексы. Например, “опасен – убей”. И не всегда просто отделить решение-в-моральной-парадигме от решения-рефлекса (и в рамках общества, и в рамках конкретного человека).
(Тут как-то мутно, не додумала)
orfis_sakarna
Feb. 9th, 2017 05:28 pm (UTC)
С преступником принято в достаточно "развитом"(в том "бытовом" смысле,в котором мы это обычно понимаем)обществе поступать согласно законам и считать го человеческим существом. Самосуд даже над заведомым негодяем деморализирует и дегуманизирует не только его самого(отказывая негодяю в статусе человека),но и тех,кто казнит его "без суда и следствия, по праву кровной мести"

Здесь юридически мы вполне можем сохранять гуманизм, не дегуманизируя даже политического противника. Тем более,что в любом народе мира есть и пацифисты, и аполитичные люди, и люди предпочитающие жёсткую,но справедливую конкуренцию на уровне качественных производственных характеристик. Если я делаю что-то в 600 раз лучше,то я имею право на вознаграждение в 600 раз большее, потому что мой выбор размнее и выше , я мудрее и лучше организую производство. Конкуренция такого рода не дегуманизирует человека - разве что в сильно троцкистской пропаганде(который вы явно сочувствуте,употребляя лексику типа "в отдельно взятой стране")Я напомню,что Троцкий был имморалистом,и отказывал среднему классу в человеческой природе.Он был классист и отрицал "бржуазную мораль", сокращая и редуцируя её до исключительно "рабочей".

Несовместимость диктатуры социалистического типа(хоть национал-социалистической,хоть интернационал-социалистической) с гуманизмом показывает пример Замбии, которая хоть и пыталась путем "гуманистической" диктатуры прийти к более справедоливому обществу, выкорчевав всю "дегуманизированную" буржуазию, но в итоге вынужденно пришла к демократии по экономическим причинам.

Врага дегуманизировать,конечно, проще. Трудно человеку воевать с тем, кого считаешь за человека. Как только дегуманизация прекращается, милитаризм редко падает и уже сложно однять один народ на дугой. Победа над тем,в ком видишь человека, уничтожает победителя морально - нередко после этого, победившая империя распадаетс,а рассеянные остатки почти перебитых "побежденных" занимают их место.
( 11 comments — Leave a comment )

Profile

real
moral_psycho
Иван Ниненко

Latest Month

April 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow